Альбом "Дорога вместе"
Случайная садюшка
Ксерокс

Нам силы экономит, нам время сберегает.
Порою даже, кажется, что это волшебство.
Альбомы, книги, ноты – он мигом размножает,
Хотя, по сути, труд его – сплошное воровство.

Счётчик для воды

Он экономию принес в мой дом.
Платить за воду стал я очень мало.
Одно лишь но – все чаще снится сон,
Что в доме, вдруг, трубу прорвало.
Будильник

Заложник часового механизма,
Он вынужден вести эту игру –
Не будучи поклонником садизма,
Нас мучить своим пеньем по утру.
Система Orphus

ИЗ ЖИЗНИ КОЛОКОЛОВ

Статья из журнала "Рюкзачок для пап и мам", №3'2007. 

Вряд ли найдется еще какой-нибудь музыкальный инструмент, который занимал бы в истории мировой культуры такое важное место. Трудно даже перечислить все те роли, которые играли колокола в жизни людей, все те функции, которые они выполняли, все те события, непосредственными участниками которых они выступали. Так же сложно переоценить и ту степень социальной значимости, которую имели и продолжают иметь колокола в жизни людей. Балансируя между реальностью и мистикой, колокола и колокольный звон стали важнейшими символами человеческого бытия, заключая в себе нечто, не подвластное человеческому пониманию.

      САМЫЕ ДРЕВНИЕ.
      Колокола — один из древнейших музыкальных инструментов. Самые древние колокольчики были обнаружены в Китае. Датируются они примерно XXII — XVIII вв. до н. э. (с тех времен сохранился бронзовый колокольчик высотой 4,5 см). В эпоху Чжоу (XII — III вв. до н. э.) технология изготовления колоколов развилась настолько, что позволила создать колокола размерами до 80 см, с заранее задаваемой высотой звучания. Появились целые наборы хроматически настроенных колоколов. В 1978 г. в провинции Хубэй был найден набор, относящийся к V в. до н. э. и содержащий 64 колокола.
      В Европе родиной колоколов считается итальянский город Нола в провинции Кампана, а их создателем называют епископа святого Понтия Мирония Павлина Милостивого (355 — 431 гг.). По легенде, возвращаясь как-то домой, святой Павлин прилег отдохнуть в поле, на котором росло много колокольчиков. Во сне он увидел, как с небес нисходят ангелы, раскачивают колокольчики и те издают нежные, сладкие, как ангельское пение, звуки. Возвратившись домой, святой Павлин тут же приказал мастерам отлить большую бронзовую копию полевого цветка. Когда колокол был готов, епископ ударил по нему молотком, и в тот же час воздух наполнился полнозвучным и ласкающим слух звоном.
      Первое упоминание о колоколах у восточных славян встречается в третьей Новгородской летописи XI в. Всеобщее же распространение колоколов на Руси начинается в послемонгольский период, и особенно с XVI в.

      ОБИТАНИЕ КОЛОКОЛОВ.
      Одним из первых проявлений почитания колоколов в истории европейской культуры было введение обряда освящения колоколов перед их подъемом на колокольню. В конце X в. появился обряд крещения колоколов. Во время крещения над колоколом читались молитвы, его обливали водой, окуривали ладаном, мазали миром, на него надевали крестильную рубашку и давали ему имя. Колоколу также полагалось иметь восприемников: крестных отца и мать, которые вместе со священником (после сообщения колоколу голоса и наречения имени) должны были ударить в колокол каждый по три раза. Таким образом, обряд крещения колокола напоминал обряд крещения человека.
      Традиция давать колоколам имена связана с отношением к ним как к живым существам. Поначалу имена были связаны с назначением колоколов: "Вечевой", "Набатный", "Благовестник", "Путевой", "Осадный" и т. п. Очень часто имена были связаны с какой-либо особенностью звучания колокола, формы или веса. Колокола с неровным и дребезжащим звуком называли "Козел" или "Баран"; с сильным и звучным тоном — "Лебедь"; ревущие — "Медведь"; с мягким и приятным звуком — "Красный". Имена давались по названию места происхождения колокола ("Новгородский", "Голландец", "Татарин"); праздника, во время которого он звучал ("Успенский"); службы, к которой звонил ("Будничный", "Вседневный", "Полиелей"). Колокол могли назвать по имени ангела, святого человека, христианской святыни ("Крест", "Неопалимая Купина", "Гавриил", "Георгий", "Макарий", "Сысой"), в память о человеке, на чьи средства он был отлит ("Годуновский").
      Отношение к колоколу как к живому существу нашло свое отражение и в названиях, которые давались его частям. У колокола, как и у человека, есть свои тело, голова, плечи, шея, уши, губа, язык. Есть рубашка, колпак, есть свой шаг.
      Существовали представления о колоколе как носителе доброго начала, оберегавшем все живое от злых и темных сил. Не случайно на одном из колоколов в Биденкопфе можно прочитать следующую надпись: "Пока я звоню, пусть далеко отступят огонь, град, гром, молния, голод, зараза, меч, сатана и нечестивый человек".
      Средневековый европеец верил, что:
      - звон освященного колокола отводит козни дьявола, молнию, бурю, град, голод, эпидемию;
      - если при литье колокола в сплав бросить змею, то колокол будет оберегать от змей;
      - если немой напишет свое имя на колоколе, то обретет голос;
      - душевнобольной исцелится, если выпьет воду из колокола, как из чаши;
      - к глухому возвратится слух, если окуривать его дымом от сожженной веревки колокола;
      - если соленую веревку колокола съест стельная корова, то теленок будет хорошо расти;
      - шагнуть через порог одновременно с началом звона — добрый знак.
      Наделение колокола сверхъестественными качествами превращало его в сознании простого народа в некое мистическое существо и порождало многочисленные суеверия. И чем более необъяснимы были события, тем более прочными становились суеверия. Их распространение приобрело настолько массовый характер, что в VIII в. франкский король Карл Великий, с целью установления некой грани между верой и суеверием, был вынужден издать соответствующий капитулярий (789 г.), запрещающий крестить колокола. Однако после смерти Карла об этом указе забыли, крещение колоколов было возобновлено.
      В то же время современные научные исследования подтвердили, что колокольный звон обладает определенными лечебными свойствами. Ученые института литосферы РАН, исследовав колокольный звон, убедились, что он губительно действует на возбудителей некоторых заболеваний, а ультразвуковая волна колокола уничтожает многие болезнетворные микроорганизмы, оказывает антисептическое действие. Видимо, неспроста еще в Древней Руси существовал обычай во время эпидемий звонить в колокола. Было замечено, что большинство деревень и городов, где во время повальных эпидемий звучал колокол, болезни обходили стороной.

      ФУНКЦИИ КОЛОКОЛОВ.
      Издавна колокол возвещал о наступлении времени молитвы и житейской суеты, веселья и скорби, бодрствования и отхода ко сну, времени войны и мира. И сегодня ни один религиозный праздник не обходится без звона колоколов. Как и в старину, в Пасхальную неделю каждый желающий может звонить в колокол. На этот счет сохранилась поговорка: "В светлую седмицу — кто не звонарь!"
      Во многих городах Европы и Руси звук колокола собирал народ на собрания для решения важных и неотложных задач. Целые колокольные дружины охраняли старинные русские города. Звон указывал дорогу заблудившимся путникам. Били в колокола, когда случался пожар или иное бедствие. Они созывали воинов, когда вспыхивал мятеж или наступал неприятель, и приветствовали победителей и знатных гостей.
      Для городов-республик прошлого колокола являлись символом их суверенности и государственности, были частью национального самосознания целых народов. Не было большей кары для опального или потерявшего независимость города, чем лишение его колокола или запрет на звон. Молчание колокола говорило о потере независимости, было знаком беды и скорби.
      С XIV в. распространилась традиция ежедневного триединого (утро-полдень-вечер) звона. Колокола задавали ритм жизни городов и деревень:
      - "Воротный колокол" звучал, когда закрывались ворота;
      - "Сонный колокол" указывал, что пришло время ложиться спать;
      - "Трудовой колокол" в Аахене звонил в начале и конце рабочего дня;
      - "Пивной колокол" в Гданьске давал разрешение на открытие по вечерам дверей питейных заведений, а по приказу "Колокола пьяниц" в Париже двери пивных закрывались;
      - "Колокол чудаков" в Ульме предупредительно звонил с наступлением темноты. После этого было небезопасно гулять по улицам города;
      - под удары "Хлебного колокола" в Турине хозяйки замешивали тесто;
      - по призыву "Колокола чистоты" жители Бонна выходили из домов подметать мостовую;
      - звон "Торговки рыбой" в Бове был сигналом к открытию рыбных и других продуктовых лавок;
      - по сигналу "Преследователя гуляк" в Этампе тушили огни.
      Об исключительных событиях люди узнавали также благодаря колоколам:
      - "Колокол бедного грешника" в Лондоне возвещал о казни преступника;
      - "Кровавый колокол" в Кельне созывал публику в городской суд;
      - "Колокол смерти" в Страсбурге гремел, когда городу грозила опасность. Он созывал горожан, способных носить оружие, на ратуш-ную площадь;
      - "Процентный колокол" Фрейбурга напоминал о необходимости возвращении старых долгов; У "Колокол позора" ганзейских городов оповещал о банкротстве купца.
      Иногда именно звон колоколов предвещал судьбоносные события в жизни того или иного народа. Вот несколько примеров.
      В 1282 г. колокольный звон к вечерне в церквах Палермо послужил сигналом к началу "Сицилийской вечерни" — победного восстания сицилийского народа против французских захватчиков. 24 августа 1572 г. колокольный звон в Париже оповестил о начале страшной Варфоломеевской ночи. 4 июля 1776 г. "Колокол свободы" ознаменовал первый День независимости США. 16 сентября 1810 г. колокол в городе Долорес поднял мексиканский народ на восстание против испанских завоевателей. Сегодня этот колокол висит в Мехико над центральным балконом президентского дворца и его звоном открывается ежегодное празднование памятного дня.
      Но есть в истории колоколов и страшные события. Так, в средние века колокол использовали в качестве орудия казни.

      СУДЬБЫ КОЛОКОЛОВ.
      Во все времена колокола представляли собой немалую материальную ценность, и владеть ими было престижно для власть имущих. Поэтому колокола всегда были желанным трофеем. Для победителя считалось делом чести отобрать колокол у побежденного. Чаще всего захваченные колокола переплавляли на пушки и монеты. Когда для молодой российской армии понадобились пушки, по приказу Петра I с многих церквей были сняты колокола и отправлены на переплавку.
      В разных странах в разные времена колоколам не только отдавались почести, но их также подвергали гражданским казням, увечили, ссылали. Широко распространенным наказанием за какую-нибудь провинность для колоколов было отрубание уха. Такой колокол получал прозвище "Корноухий". Широко известен "Угличский" колокол. В 1591 г. по приказу Бориса Годунова этот колокол высекли плетьми, отрубили ему уши, вырвали язык и сослали в Сибирь, в Тобольск, за то, что он сообщил об убийстве в Угличе царевича Димитрия. Из ссылки он вернулся лишь 3 века спустя, в 1892 г.
      Царь Алексей Михайлович (1629 — 1676 гг.) после победы над Польшей отправил в Сибирь много пленных поляков и литовцев, а с ними и их колокола.
      В 1681 г. набатный колокол Кремля был заключен в Никольско-Корельский монастырь за то, что своим звоном нарушил сон царя Федора Алексеевича.
      В 1771 г. императрица Екатерина II приказала снять и вырвать язык у набатного колокола Московского Кремля за призыв народа к бунту. Часто будучи бессильными напрямую выступить против своих недругов, люди в отместку расправлялись с колоколами. Так, в 1498 году флорентийцы, вымещая свою ненависть к монахам монастыря святого Марка, подвергли колокола этой обители различным издевательствам. Вначале их бичевали, затем вырвали языки и под улюлюканье толпы возили по улицам на повозке, запряженной ослом.
      Часто знатные особы, заказывая отливку колокола, соревновались между собой. Считалось: чей колокол будет крупнее и громогласней, того молитва будет первой услышана Богом. Дух соперничества был особенно присущ русским государям. Каждый новый царь стремился отлить колокол крупнее того, что был создан в эпоху его предшественника. Начало отсчета царским рекордам положил колокол "Лебедь", отлитый в 1503 г. по велению Ивана III и весивший около 440 пудов — 7 т 207 кг (1 пуд — 16,38 кг). Закончено же это соревнование было в 1735 г., когда по велению императрицы Анны Иоанновны был отлит колокол весом 12 327 пудов 33 фунта (201 т 924 кг), высотой 6 м 14 см, в диаметре 6 м 60 см.
      Это было уникальное произведение искусства, вершина колокольного литья. Предполагалось построить для него специальную колокольню. Но в 1737 г. в Москве случился страшный пожар. Деревянная конструкция, на которой стоял колокол, загорелась, и он рухнул в яму. Боясь, что колокол расплавится, сбежавшийся народ стал заливать его водой. Раскаленный металл треснул, и от колокола откололся кусок весом в 11,5 т.
      Более ста лет "Царь-колокол" оставался в яме. И только в 1836 г. он был поднят и установлен на гранитном пьедестале в Кремле. Сегодня "Царь-колокол" остается самым тяжелым колоколом, отлитым когда-либо в мире.
      Во многих странах есть свои царь-колокола:
      - 1038 пудов (17 тонн) — колокол "Святой Павел", Великобритания, г. Лондон, собор святого Павла, 1881 г.
      - 1150 пудов (18 тонн) — колокол "Ла Савойярде", Франция, г. Париж, храм Святого Сердца, 1891 г.
      - 1230 пудов (20 тонн) — колокол "Пумерин", Австрия, г. Вена, собор святого Стефана, 1711 г.
      - 1575 пудов (25 тонн) — "Петерс-колокол", Германия, Кельнский кафедральный собор, 1923 г.
      - 2575 пудов (42 тонны) — колокол "Ёнг Ли", Китай, г. Пекин, храм Большого колокола, 1420 г.
      - 4400 пудов (70 тонн) — колокол "Емили", Южная Корея, г. Кионджу, 1711 г.
      - 5400 пудов (88 тонн) — Бирма, г. Мингун, 1790 г.
      - 8600 пудов (140 тонн) — Япония, г. Осака, храм Шитенно-жи, 1902 г.
      В настоящее время самый большой действующий колокол православного мира находится в Москве. Это Большой Успенский колокол Кремля, находящийся на колокольне Ивана Великого. Вес его составляет 4 000 пудов (64 тонны). Создан он был в 1817 г.
      Оглядываясь на историю существования колоколов, можно с уверенностью сказать, что они стали воистину звучащим символом человеческого существования.